Денис МЕЛЬЯНЦОВ: Беларусь-США: течение подо льдом

Версия для печатиPDF версия

На днях в Беларусь прибыл новый временный поверенный в делах США Скотт Роланд. Это даёт дополнительный повод поговорить о состоянии дел в белорусско-американских отношениях.

Думаю, уже для всех очевидно, что белорусское правительство вновь ищет возможности улучшить отношения с Западом. И причина тут вовсе не в страхе заполучить в Беларуси «украинский сценарий», а в очередном этапе политико-делового цикла, когда, с одной стороны, приближаясь к выборам, власть «накачивает» рейтинг различными способами, а с другой — ищет равновесия между российским и западным влияниями. Этот цикл повторяется с завидным постоянством, но в отличие от предыдущих попыток лавирования, сейчас Беларусь действует куда более системно. В чём это выражается?

Во-первых, в отношениях с ЕС появилась чёткая двусторонняя повестка дня: начаты переговоры о заключении Договора об упрощении визового режима и Договора о реадмиссии; запущен межправительственный диалог о модернизации. То есть интенсивные дипломатические контакты последних лет привели к формированию качественно новых процессов. 

Во-вторых, и это самое важное, официальный Минск нащупал подходы к США, понимая, что если будут разморожены отношения с Вашингтоном, то «разрядка» с ЕС произойдёт сама собой.

Поверхностный взгляд на белорусско-американские отношения фиксирует старую картинку арктического ландшафта: санкции, жёсткая риторика. В начале июня президент Обама даже подтвердил, что «действия определенных представителей белорусского правительства представляют чрезвычайную угрозу национальной безопасности и внешней политике США». Но одновременно с этим в Вашингтоне с этой самой Беларусью впервые в истории проходят двусторонние консультации по вопросам международной безопасности, в Минск с визитом приезжает помощник Госсекретаря Эрик Рубин, ведутся интенсивные закрытые консультации о возобновлении работы полноценных посольств (с 2008 году диппредставительства работают в крайне урезанном формате и не выдают виз). Кроме того, годом ранее США пошли на снятие санкций в отношении двух белорусских предприятий — Белтехэкспорта и БелОМО. Очевидно, что подо льдом происходит какое-то движение. Почему оно стало возможным?

Самое главное – Беларусь с 2013 года расширила своё сотрудничество с США в рамках Северной распределительной сети, по которой осуществляется снабжение контингента NATO в Афганистане (через Беларусь идёт железнодорожный транзит). Беларусь в рамках этих договорённостей будет участвовать и в процессе вывода американских войск из Афганистана. Поэтому её важность для США возрастает. Вновь прибывший временный поверенный в делах США в Беларуси, кстати, раньше работал в Кабуле.

Кроме этого в американском истэблишменте постепенно крепнет понимание того, что Беларусь не представляет угрозы. Она чётко соблюдает все международные режимы по безопасности и эмбарго. За последние годы было несколько попыток уличить Беларусь в нарушениях, но ни одно из них не подтвердилось. 

Немаловажным представляется и украинский фактор. Признание новой украинской власти и нейтральная позиция Минска по отношению к российско-украинскому конфликту также, вероятно, посодействовали эволюции подходов американской администрации.

Таким образом, внутренние процессы могут в ближайшем будущем проломить поверхностный лёд белорусско-американских отношений. Главное, чтобы очередной политико-деловой цикл не окончился там, чем он обычно оканчивается — жёстким разгоном оппонентов власти и не менее жёсткой международной реакцией на эти действия. Системность и тщательность, с которой сегодня официальный Минск подходит к новой нормализации отношений с Западом, даёт робкую надежду на иной сценарий.